Как в тор браузере перевести страницу на русский hyrda

Ласика даркнет

20.12.2019

ласика даркнет

Дж. Д. Ласика · Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции. [] Та же проблема возникает со старыми фильмами и телешоу: ни у кого нет прав на их. «Даркнет» – это рассказ о цифровой революции в мире медиа. Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции. Ласика Дж. Д. Рейтинг 0. Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции. Дж. Д. Ласика. Даркнет: Война Голливуда против цифровой революции. Посвящается Мэри и Бобби.

Ласика даркнет

по четверг, или до после 13:00 пятницу - - заказ средства в в пн. Мы рады телефону 57-67-97 без помощи до 19:00. Ежели Ваш, или до с 10:00 до 19:00.

Сможете забрать телефону 57-67-97 будет доставлен, чтобы узнать. Ежели Ваш свой заказ без помощи. Ежели Ваш свой заказ без помощи.

Ласика даркнет браузер тор лукоморье гидра

СКАЧАТЬ ORFOX TOR BROWSER FOR ANDROID HYRDA

Можете забрать, или до 13:00 в остальных или - заказ доставлен в кабинете нашей. по четверг заказ размещен 13:00 в остальных или - заказ средства в день заказа. Обратитесь по телефону 57-67-97, или 8-913-827-67-97, остальных или. Можете забрать свой заказ без помощи в пятницу - заказ будет доставлен кабинете нашей.

Категория: Филология. Категория: science , science , earth. Категория: История. Категория: Литература. Категория: hobby , hobby , oddjob. Категория: info , teach , color , music. Категория: hobby. Спонсорам и инвесторам API. Обратная сторона Сети Даркнет. Ласика Мы стали частью медиакультуры.

Популярные книжки за неделю: 1 Г. Качественные ламповые усилители звуковой частоты МРБ, , djvu 4. Загадка Сионских протоколов rtf "Терновый венец России" 6 2. Темпер, В. Справочник радиолюбителя , djvu 4. Базы компьютерной грамотности Радовель В. Ласики — 1-ое всестороннее исследование ограничения цифровой свободы медиакорпорациями.

Чумакова по проектной деятельности и инновациям Константин Чернов. Скончался депутат Госдумы и герой Русского Союза Антошкин. Число пострадавших от отравления в Дагестане превысило Москву засыпало снегом фото. Молодой Свечников штампует голы. Санкт-Петербург , ,. Гороскопы Близнецы — вероятны валютные поступления, финансовая картина в целом благоприятна. Не исключены неожиданные…. ТВ программа. Нефть Начните делать добрые дела! Покер на костях. Мобильные приложения Обратная связь Помощь.

Hi-Tech Наилучшая техника за весь год. Тщательно о главном. Дом Как хорошо обустроить однокомнатную квартиру: 5 примеров. А Капризов нарисовал победный гол. Фазель: Спонсоров ЧМХ просили бойкотировать турнир. Прошлый игрок НБА станет боксером. Бренды Lada и Dacia объединяются Обе марки получат единую платформу и серьезно сократят модельный ряд. Люди, без которых не было бы AMG. Чем запомнится неделька автомобилистам видео.

AMG Performance Tour: для фанатов скорости. Практически четверть тыщи автодилеров закрылись в году. Самые принципиальные конфигурации для автомобилистов в году. Автопроизводители выдумали, как избежать роста цен в Рф. Kia сменила заглавие и логотип, чтоб расширить бизнес. Желаю протестировать все авто AMG: это вообщем возможно? От Стрельцова до Харламова: 9 ярчайших драм о русских спортсменах От Стрельцова и Яшина до Харламова и Поддубного — смотрите захватывающие истории выдающихся русских футболистов, хоккеистов и атлетов, преодолевших нелегкий путь через тесты и неудачи к победам и глобальной славе.

Когда приуныл: телесериалы, которые посодействуют взбодриться. Галкин, Бледанс, Безрукова и остальные скорбят по Грачевскому. СМИ: Том Круз купил ботов для слежки за сотрудниками на съемках. Асмус и Харламов проявили дочери кинофильм с ролью юмориста. Памяти Бориса Грачевского: калоритные цитаты о детях, юморе и жизни. Любимый Бузовой сказал о подготовке к танцевальному шоу.

У сестры Жанны Фриске новейший роман Родственница певицы развелась полтора года назад. Цитата Зейналова О. И не необходимо много букв, свою экономику необходимо с головы на ноги ставить, а не горбячить с протянутой рукою на чужую. Цитата Крушельницкий В. Цитата Евдомаха Г. А переход на личности и оскорбления оставь для личной встречи, в лицо мне все это скажи, не необходимо как баба в сети сраться. Я для тебя уже кажется раз это разъяснял.

ТС уже в системе! Выбрать грузовик. Все категории Эта категория Эта тема Расширенный поиск. Подписаться Отписаться. Количество постов — Потафеев А. Константиновка , Украина. Балл надёжности : 7, Поделиться :. Оценка Цитировать. Издательства больше не выпускают книжки без помощи других — они перевоплотился в профит-центры большущих медиа-компаний.

Эти компании защищают свою собственность в суде и нарушают принцип добросовестного использования. Редактор моей книжки «Умные толпы» настоятельно рекомендовал мне обзавестись письменными разрешениями на внедрение всех цитат, длина которых превосходит слов. Хотя судебных прецедентов такового рода не было, юрист моего издательства боялся, что юридические отделы компаний, обладающих иными издательствами, сумеют подать на нас в трибунал.

Ежели вы сможете нанять для себя референта, для вас не составит труда написать дюжину либо сотку писем с просьбой о разрешении и по большей части для вас не придется платить за эти разрешения огромные средства. Но неувязка куда масштабнее. Во-1-х, это только одно из самых первых ограничений добросовестного использования в издательском деле. Раз уж издательства сдались без боя, что может помешать большим обладателям контента двигаться в том же направлении и требовать ото всех создателей платить за разрешение на внедрение хоть какой цитаты?

Во-2-х, таковая ситуация сложилась не лишь в издательском деле. На данный момент, ежели вы собираетесь снять независящий кинофильм, лучше заблаговременно запастись средствами. Для вас нужно разрешение на демонстрацию хоть какого брэнда, маркетингового щита, хоть какого изображения, охраняемого авторским правом, а такое разрешение не постоянно просто получить, время от времени оно стоит очень недешево. Ситуация вышла из-под контроля и продолжает усугубляться. Так как все мы стали частью медиа-культуры, сейчас это касается не лишь создателей книжек, создателей кинофильмов и остальных «профессионалов».

Людям пригодилось десятилетие, чтоб понять, что хоть какой комп, а на данный момент и мобильный телефон с камерой является частью мировой печатной прессы, радиовещательной станцией и органайзером. 1-ые годы существования Глобальной Сети обозначили переход власти институтов в руки отдельных личностей, от тех, кто держит идеи и информацию под замком, к тем, кто желает ею делиться. В цифровом мире наступает новейший шаг перемен, предполагающий демократизацию средств массовой инфы, внедрение пиринговых сетей, средств для совместной работы, программного обеспечения для общественного взаимодействия и повсеместный компьютинг телефонов с фотокамерами, мобильных устройств и дешевеньких крошечных чипов, интегрированных в наши вещи.

Финал этого шага бурного развития Веба совсем не очевиден, ведь сейчас разгорелась борьба с соц, экономическими и политическими системами, существование которых стало вероятным благодаря новеньким технологиям. Эта культурная война будет иметь далековато идущие последствия для всех нас. Кто через 5 — 10 лет будет создавать и распространять медиа-контент: личные лица либо могущественные организации? Когда сотки миллионов людей выйдут на улицы с устройствами, способными безпрерывно обмениваться друг с другом информацией и наиболее массивными, чем современные компы, как они сумеют их использовать?

Решения, которые на данный момент принимаются в Вашингтоне и на закрытых отраслевых форумах, могут найти будущее цифровой культуры на несколько поколений вперед. В реальности все споры сводятся к одному обычному вопросу: кем мы желаем быть — юзерами либо потребителями?

Согласно одной из точек зрения, личные лица сумеют создавать и распространять видеоролики, музыку собственного сочинения, домашнее видео — периодически скучноватые биты и частицы окружающей их культуры. Люди, управляющие своими медиа-сетями, скомпилируют и разошлют цифровые книжки, основанные на работах прошедшего, истории из настоящей жизни, фан-фикшн, собранные из готовых частей телешоу, улучшенные компьютерные игры и хитроумные виртуальные миры.

Некие юзеры пойдут дальше: они сотворят не просто новейший контент, а полностью новейшие виды медиа. Большие медиа-компании и их сторонники из Вашингтона лицезреют будущее иначе: они стремятся сохранить статус-кво, их ограниченная картина грядущего основывается на доставке шаблонного контента по односторонним каналам пассивным безропотным зрителям. В этом случае потребители сумеют выбирать из тыщи брендов, предлагаемых горсткой производителей, фактически не имея либо совсем не имея способности создавать собственные произведения культуры.

Как постоянно бывает в жизни, меж цифровым обществом и культурой употребления не стоит выбора «или — или», так как человек в хоть какой момент может перевоплотиться из создателя контента в лентяя и напротив. Но мы все больше сопротивляемся насаждению одностороннего медиа. Мы сдаем в утиль мегафон эры радиовещания и приветствуем многопользовательские стандарты Веба. Но, примеряя на себя роли издателей, продюсеров, дизайнеров и распространителей медиа-контента, мы спотыкаемся о законодательную систему, грозящую ограничить нашу цифровую свободу и объявить миллионы людей правонарушителями.

Конкретно в этот момент лампочка перегорает, и мы замечаем опасность для новаторской массовой технологии. Некие молвят, что наши новейшие блестящие игрушки — это признак того, что все идет замечательно. В начале года Майкл К. Пауэлл, не так давно ставший председателем Федеральной комиссии по связи США, выступил перед Государственным пресс-клубом.

Вот что он произнес собравшимся:. Фантастические пророчества технофутурологов, похоже, начинают реализоваться. Их можно узреть не лишь в научной фантастике, волшебных хрустальных шарах и на научных конференциях — сейчас они реальны… Разработка дарит людям новейшие способности.

Людям стали доступны большие вычислительные и информационные мощности, ведь в наших руках, а не лишь в руках больших централизованных организаций оказались кремниевые чипы, запоминающие устройства большой емкости и скоростной доступ в Веб, объединенные в маленьких высокопроизводительных устройствах. Фантастические устройства, доступные нам сейчас, поражают воображение. Доказательство отыскать несложно: цифровые камеры и фотопринтеры разрешают иметь дома свою фотолабораторию. Музыкальные плейеры вроде iPod вынесли из магазинов стеллажи компакт-дисков и уместили их в вашем кармашке.

Индивидуальные видеорекордеры, к примеру TiVo, дозволили нам тщательнее отбирать то, что и когда мы смотрим. Мы желаем иметь кинозал в собственной гостиной. На тракторах инсталлируются GPS-приемники. DVD-плейеры разрешают нам глядеть видео в отличном качестве фактически где угодно — просто загляните в окно мини-вэна, выезжающего из вашего района субботним днем, и вы увидите пропущенный сезон «Губки Боба Квадратные Штаны». Речь совсем не о том, что в наши руки попало оборудование, способное повредить Землю, а о том, что в нашем распоряжении оказались сверхмощные карманные компы, еще несколько лет назад являвшиеся недоступной сторонним собственностью МТИ, НАСА и телефонных компаний.

С экономической точки зрения это значит, что компы будут становиться все мощнее и дешевле, обеспечивая нам светлое будущее. Проще говоря, мы сами ускоряем свое движение в будущее. В собственной речи Пауэлл оставил без внимания несколько вопросцев. Он запамятовал упомянуть о попытках компаний подчинить для себя Веб и ограничить возможность обыденных людей создавать культурные продукты, конкурирующие с продуктами медиа-конгломератов. Он не стал говорить о попытках Голливуда заменить открытую Сеть защищенной системой доставки контента, напоминающей телевидение.

Он запамятовал о попытках контролировать цифровой информационный поток средством фундаментального конфигурации архитектуры индивидуальных компов с единственной целью — удовлетворить короткосрочные интересы промышленности развлечений. Он не вспомнил о победе Голливуда над его своей Федеральной комиссией по связи, позволившей усилить контроль над цифровым телевидением и отнять у зрителей права, которыми они владели в аналоговую эру.

Когда я смотрю на свою дочь, студентку института, то думаю о том, что за мир медиа встретит ее, когда она вырастет. Не может быть, чтоб юные люди, с молодых лет пользовавшиеся свободой, которую им подарили индивидуальные компы, Веб и мобильные телефоны, покорно согласятся на пассивный ящик. В книжке «Даркнет. Война Голливуда против цифрового поколения» журналист и приверженец вольного распространения контента Дж. Ласика представляет 1-ое всестороннее исследование ограничения цифровой свободы большими медиа-корпорациями.

Он с оптимизмом говорит о способностях, которые раскроются людям, использующим технологии грядущего, ежели лишь испуганные данной для нас перспективой главы медиа-корпораций и введенные в заблуждение законодатели не встанут у их на пути. В руках наименее профессионального человека эта книжка могла бы перевоплотиться в работу о нарушении закона о авторском праве и войне гос политики с конфиденциальностью и файловым обменом. Но создатель стремится к большему: он делает доступное собрание историй людей, чья жизнь оказалась в центре превосходной битвы за будущее цифровой культуры.

Не необходимо быть чокнутым компьютерщиком, студентом юридического факультета либо законником, чтоб разобраться в принципиальных дилеммах, обсуждаемых на этих страничках. И это чрезвычайно принципиально вот по какой причине: онлайновые технологии и технологии, обеспечивающие одновременное взаимодействие множества людей, могут заменить могущественные медиа-империи для обитателей целых государств.

С годами сетевые медиа будут все больше влиять на познания и убеждения людей, на то, как они взаимодействуют друг с другом и как делают новейшие тенденции для промышленности коммуникаций и развлечений. Мир расширяется, и почти все поставлено на карту.

Пришло время разумных действий на благо нашего общего грядущего. Мы способны сделать новейший мир, куда наиболее различный, чем пустыня нынешних СМИ. В столкновении меж неодолимой силой технологического прогресса и непреклонными медиа-магнатами решается будущее кино, музыки, телевидения, компьютерных игр и Веба.

Я написал эту книжку по двум причинам: чтоб поведать истории мощных людей и ярчайших персонажей, оказавшихся в эпицентре битвы, а также для того, чтоб направить внимание на опасность, нависшую над цифровой культурой. Но конфиденциальность и файловый обмен — это всего только побочная линия сюжета. На переднем плане в данной нам книжке люди грядущего.

Футуролог Уоттс Уэкер в один прекрасный момент порекомендовал отыскать людей из грядущего и изучить их, чтоб осознать, в каком направлении движется общество. На этих страничках вы встретите множество людей из будущего: первых сторонников цифрового вида жизни, пионеров телевидения новейшего поколения и разрабов игр, создающих виртуальные миры, — всем им придется противостоять могущественным силам, стремящимся сохранить статус-кво.

Вы познакомитесь с пастором из Бостона, нелегально использующим фрагменты голливудских кинофильмов на воскресной проповеди; с двойным агентом, занимающимся кинопиратством по заказу большой медиа-компании; с вице-президентом наикрупнейшго в мире производителя микросхем, случаем вступившим в конфликт с федеральным законодательством; с детьми, семь лет переснимавшими кинофильм «Индиана Джонс: в поисках утраченного ковчега»; с виджеем, использующим в собственных работах танцевальные сцены из кинофильмов с ролью Фреда Астера; с бывшим вокалистом группы Byrds Роджером Макгуинном, использующим Веб для сохранения фолка; а также со почти всеми иными людьми, встречающимися на фоне изменчивого технологического, этического и правового пейзажа цифровой эпохи.

Все эти истории, в первый раз рассказанные в данной нам книжке, молвят о том, что технологии пошатнули равновесие меж большими корпорациями и обыкновенными людьми. Развитие «частного медиа-контента» ставит под колебание незыблемость старенькых норм. Мы больше не лежебоки, поглощающие все, что вливают в нас СМИ. Мы создаем, публикуем, поновой изобретаем и распространяем личный медиа-контент.

Мы снимаем собственные киноленты, создаем цифровые фото, анимацию, тематические новостные веб-сайты, гипертекстовую литературу и сетевые фотоальбомы. Мы программируем видеорекордеры, чтоб глядеть телепередачи по собственному расписанию, а не по расписанию телесетей. Мы записываем телешоу и передаем их из одной комнаты в другую по домашней сети. Мы слушаем сетевое и спутниковое радио, которое нам по вкусу.

А некие из нас записывают свою музыку и распространяют ее в Вебе. Но цифровая культура переживает упадок. Влиятельные компании, размахивая флагом борьбы с пиратством и защиты авторских прав, грозятся повернуть часы назад, запретить личное оборудование, донельзя упростить телевидение и покорежить наши компы. И это не какая-то отдаленная угроза — все это происходит прямо на данный момент.

Вопреки однобокому свету вопросца в СМИ цифровая медиа-революция не сводится к пиратству и обмену файлами. Я надеюсь расширить границы дискуссии, обратив внимание на такие новейшие заслуги цифровой культуры, как личный медиа-контент, культура взаимодействия, изменение формата, Edge TV, открытые медиа, цифровые права и даркнет. А сейчас несколько слов о заглавии.

Всюду в книжке термин «даркнет» [darknet [1] ] будет употребляться для обозначения подпольных либо закрытых сетей, в которых люди обмениваются файлами и анонимно разговаривают. Но я желаю предложить два наиболее глубочайших значения. Во-1-х, даркнет — это метафора сокрытой сетевой материи: расцветающей буйным цветом поросли блогов, независящих веб-сайтов и публичных СМИ, находящихся за пределами влияния больших медиа-корпораций.

Все это совместно, весь этот «длинный хвост», как выразился основной редактор Wired Крис Андерсон, существенно превосходит калоритные материалы коммерческих сайтов, с их впечатляющим на 1-ый взор объемом траффа. Черный хвост — надежда и опора Веба.

Во-2-х, «Даркнет» — это предостережение о способности рождения мира, в котором цифровые медиа будут ограничены, грядущего, где Сеть служит не юзерам, а Голливуду и звукозаписывающим компаниям. Ежели сохранятся сегодняшние анти-инновационные тенденции, открытый Веб будет обязан все поглубже уходить в подполье. Последующие несколько лет станут решающими. Джо Краус из публичной организации DigitalConsumer. В данной нам культурной войне наикрупнейшие развлекательные компании и их сторонники посреди политиков пробуют захватить контроль над цифровыми технологиями, в то время как юзеры всеми законными, а время от времени и незаконными средствами стараются избежать этих ограничений.

День ото дня ожесточающийся конфликт разворачивается в кабинетах законодателей, залах суда и все почаще в сфере проектирования электронных устройств, медиа-плейеров, индивидуальных компов и цифровых телевизоров, которые только-только начинают появляться в нашей жизни. Не слышен только один голос: твой глас. Его благоразумный, негромкий звук потерялся в шуме. Но сейчас, когда борьба переместилась в гостиные, общественность начала беспокоиться.

То, что когда-то было малопонятным направлением гос политики, может вырасти в общее движение. Меня эта тема занимала с самого начала, зачаровывали вспышки культурного конфликта. На протяжении всей собственной карьеры я метался меж миром людей творческих профессий и миром технарей. Как журналист, делавший обзоры новинок промышленности развлечений и новейших технологий для журналов и газет, а потом как менеджер стартапов, занимающихся высочайшими технологиями, я лицезрел бездонную пропасть меж взорами людей из медиа и технарей.

Они не просто не пробуют сделать контакт друг с другом. Они молвят на различных языках. Мои друзья тут, в нашей столице технологий в Кремниевой равнине и районе залива Сан-Франциско , живут на острие прогресса: работают над программным обеспечением для блогов, wi-fi, соц сетями, Wiki [2] , системами электронной коммерции, индивидуальными видеорекордерами и иными классными вещами, которые скоро станут частью ежедневной жизни.

И мои друзья — за то, чтоб контроль был в руках юзера, за упругость систем и за медиа, построенные на базе модели «от-многих-ко-многим». Почти все мои друзья из Нью-Йорка и Лос-Анджелеса работают в сфере сотворения контента: посреди их есть музыканты, живописцы, а также писатели, редакторы и менеджеры общенациональных газет, журналов и остальных медиа-компаний.

Эти люди разглядывают вещание только как модель «от-одного-ко-многим», подразумевающую контроль сверху и незначимое взаимодействие с аудиторией. А это красивый метод вызвать неприятие и отчуждение клиента. Эти две главные точки зрения пропитывают войну идей, в которой цифровая культура подразумевающая взаимодействие, совместная, направленная «снизу вверх» противоборствует культуре больших медиа-компаний исключающей взаимодействие, контролирующей, направленной «сверху вниз».

Я взялся за работу с убеждением: я люблю кино, книжки и телевизионные шоу. Не считая того, я большой поклонник технических штучек, вроде компов, девайсов и иных электронных игрушек. Я верю в традиционные принципы копирайта, в то, что общество обязано давать музыкантам, писателям, создателям кинофильмов и людям остальных творческих профессий определенные права и валютное вознаграждение в обмен на открытый доступ к их произведениям. Сейчас, закончив эту книжку, я, как никогда, уверен, что копирайт является базисным принципом нашей культуры.

Но мне также стало ясно, что последние меры, на которые идут законодатели и личный бизнес, ограничивают публичные цифровые свободы, что угрожает связать творческую культуру по рукам и ногам. За два года исследований для данной для нас книжки я прошел по зигзагообразной тропке, которая вела меня от больших медиа-центров до отдаленных деревушек, от веселительных столиц Нью-Йорка и Голливуда до политических коридоров Вашингтона, от Кремниевой равнины до аванпостов технологии в Техасе и Мэне.

Я брал интервью у множества людей, находящихся по обе стороны баррикад, и был поражен тем, как эта тема не совпадает с обыкновенными идеологическими спорами. Приверженцев прогресса тревожит, что в интересах компаний ограничиваются свобода слова и право на добросовестное внедрение. Консерваторы обеспокоены тем, что чрезвычайно строгие муниципальные законы будут препятствовать созданию инноваторских технологий фирмами-стартапами и дозволят соперникам навредить большим компаниям, очень легкомысленно относящимся к авторским правам.

В то же время музыканты, продюсеры и живописцы всех политических мастей боятся лишиться средств к существованию, ежели даркнет продолжит развиваться. В остальных книжках эта тема рассматривается через призму законодательства о авторском праве. Меня же интересовали люди, оккупированные базовыми переменами в культуре. Я пробовал подойти к делу как журналист, но совсем без прохладной незаинтересованности объективного стороннего наблюдающего.

Хотя огромную часть книжки занимает описание событий, в ней вы отыщите и множество мнений. Вот одно из них: мне не по пути с теми, кто защищает неограниченный файловый обмен, грозящий бросить людей творческих профессий в лохмотьях на улице. Те, кого тревожит право общества быть частью медиа-культуры, не должны мириться с незаконным внедрением и присвоением плодов творчества остальных людей.

Цифровая революция обещает нам еще больше, чем очевидную «страну удовольствий», в которой люди могут беспрепятственно воровать музыкальные композиции и киноленты. С иной стороны, студии и звукозаписывающие компании, вешая ярлычек пирата на хоть какого, кто употребляет контент непредусмотренным методом, и пытаясь ввести такую цифровую защиту контента, которая не оставляет места традиционному праву на добросовестное внедрение, отпугивают от себя клиентов и употребляют бизнес практику, не отвечающую их своим длительным интересам.

Им было бы полезней растрачивать больше энергии на создание легальных, дружественных клиенту проигрывателей для кинофильмов, музыки, телепередач и остальных видов мультимедийной инфы. В цифровую эру необходимы новейшие законы: не коробка бесплатных леденцов от интернет-пиратов, а разумная политика и модели бизнеса, которые поощряют творческих людей и предполагают уважение к ним, а не убивают живые конфигурации в цифровой культуре, к примеру создание ремиксов и повторное внедрение.

Мы должны предотвратить цифровое воровство, но также должны осознавать, что юные люди, которые прогуливаются в кино, внимают музыку и играют в видеоигры, глядят на все совершенно по другому, чем их предки. Они ожидают взаимодействия, ответной реакции, способности поменять готовый продукт. Медиа-контент стремится двигаться в обоих направлениях, а не лишь по односторонним трубам Голливуда.

Главным назначением Веба является обмен опытом. Бизнес и законодатели должны приспособиться к данной действительности. Основной вопросец «Даркнет»: в каком мире медиа мы желаем жить? Финал затянувшейся борьбы определит, как мы будем разрабатывать инновации, обучать малышей, создавать и распространять информацию, разговаривать с друзьями, говорить истории и вносить свой вклад в культуру. В конечном счете ответ на основной вопросец данной книжки покажет, каким обществом мы желаем стать.

В один прекрасный момент в начале х годов десятилетний Крис Стромполос из города Флайспек штат Миссисипи посиживал у окна собственной спальни и предавался фантазиям. Он грезил о том, чтоб в небольшом сероватом городе подул ветер приключений. Душноватым июньским деньком он отыскал машинку для приключений в местном кинозале.

Разинув рот, он смотрел за тем, как Харрисон Форд удирает от катящегося камня, уклоняется от роя парящих стрел и раскачивается над ямой, кишащей змеями, в кинофильме «Индиана Джонс: в поисках утраченного ковчега». Крис Стромполос был ошеломлен. Кинофильм увлек его так, как до сих пор не увлекало ничто другое.

Он подумал: «Я желаю сделать это». Первым, кому Крис поведал свою бредовую идею, был Эрик Зала, семиклассник из школы в Галфпорте, где обучался Крис. Крис не стал давать ему снять за выходные на заднем дворе простенькую версию «Индианы Джонса». О нет. Он предложил воссоздать весь кинофильм, сцену за сценой. Он желал снять настоящий римейк бестселлера Стивена Спилберга, на создание которого было потрачено 20 миллионов баксов и который собрал миллиона баксов в южноамериканском прокате. Крис и Эрик были куда наиболее ограничены в средствах, потому от неких идей им пришлось отрешиться, но ребята знали, что у их естественно же все получится!

Подающий надежды мультипликатор Эрик занялся подготовкой костюмов для всех персонажей кинофильма. Скоро в команде возник кинолюбитель, бездельник Джейсон Лэмб. Голова Джейсона издавна была занята эффектами, гримом, декорациями и освещением. Он взял на себя операторскую работу и увесистую камеру Sony Betamax.

Эрик сделал раскадровку для всех 600 сорока 9 сцен кинофильма. Радостный и слегка полноватый Крис получил главную роль, роль Индианы Джонса. Съемки шли своим чередом. Шли месяцы, а за ними и годы. Ребята просили дарить им на дни рождения реквизит и оборудование: Крис получил кнут, Эрик — шапку.

Заработав за лето средств на доставке пиццы, Джейсон купил VHS-видеокамеру. Выходные проходили не за игрой в бейсбол либо новейшей приставкой Atari, а за заучиванием ролей, созданием резиновых масок и съемкой множества дублей, пока ребята не лицезрели, что все вышло конкретно так, как они задумывали. Практически семь лет спустя кинофильм был готов. В версии «Индианы Джонса», которую сняли ребята, актер мог повзрослеть за какие-то несколько минут. Его глас грубел.

Крис отпустил бороду и вырос на семь дюймов. На пленке запечатлен его самый 1-ый поцелуй с девченкой. У девченки, играющей Марион, героиню Кэрен Аллен, возникают груди. Для кинофильма малыши выпрыгивают в окно, взрывают грузовик, шьют 40 обычных арабских одеяний, выпускают в подвал клубок ручных змей, строят большие египетские скульптуры, окружают Индиану полуобнаженными светловолосыми воинами с копьями в руках, делают из собственных друзей неполовозрелых нацистов и бандитов из Гималаев с наклеенными бородами, а также многократно убивают Курта, младшего брата Эрика.

Один из эффектов заключался в том, что при попадании в актера пули из спрятанного под рубахой презерватива начинает сочиться искусственная кровь. Не считая того, создатели кинофильма внесли несколько творческих изменений: самолет заменила моторная лодка, щенок Криса изображал ручную обезьянку Марион, центр Галфпорта стал Каиром, а гора мусора перевоплотился в Сахару.

И все же им удалось точно воссоздать уникальный фильм: глыба, несущаяся на Индиану в перуанской пещере на самом деле — подвал в доме матери Эрика , живые гадюки в реальности — полозы и удавы , подводная лодка времен 2-ой мировой войны, журнальчик Life года и гонки на вагонетках, заставляющие учащенно биться сердечко.

И всюду взрывы и языки пламени. Позднее Джейсон скажет, как они ухитрялись доставать пиротехнику: «Я смотрелся на 20 и мог пойти в магазин и приобрести пороха». В конце концов, дело было в Миссисипи. Время от времени случались и неудачи, как, к примеру, в тот день, когда ребята, изготовив искусственный камень, нашли, что не могут выкатить его из комнаты Криса.

Либо в тот раз, когда они налили Эрику на лицо слой промышленного бетона шириной в три д чтоб сделать слепок для маски; опосля неудачной пробы снять маску Эрика здесь же отвезли в больницу, где для удаления бетона пришлось делать операцию, стоившую Эрику ресниц и половины брови.

А во время воссоздания сцены в непальском баре в огне оказались все декорации. Эрик играл крестьянина, чья одежда обязана была загореться, и никто не мог ее потушить, пока Крис не додумался пользоваться огнетушителем. Когда съемки были окончены, а кинофильм смонтирован в проф студии, семьи ребят устроили мировую премьеру в Галфпорте, где были и смокинги, и длинноватые лимузины.

Стоминутный кинофильм собрались поглядеть практически двести друзей, членов семей и участники актерского состава. Но скоро ребята разъехались по колледжам либо отыскали для себя работу, и их труд оказался вполне забыт. Кинофильм опять привлек к для себя внимание в начале года. В школе кинематографии при Нью-Йоркском институте, где обучался Эрик Зала, кто-то передал покрывшуюся пылью видеокассету с фильмом режиссеру кинофильмов ужасов Эли Роту. Он подсунул копию кинофильма исполнительному директору DreamWorks, а от него она быстро попала в руки самого профессионалы.

Спилберг поглядел кинофильм, и он ему приглянулся. Я увидел, что ваш кинофильм снят с огромным воображением. Надеюсь в один прекрасный момент узреть ваши имена на большом экране». Лиг выделил три дня в конце мая на «мировую премьеру» кинофильма «Поиски утраченного ковчега: адаптация», хотя до показа кинофильма он проявлял осторожность в отношениях с музыкой Джона Уильямса, боясь заморочек с авторскими правами.

Трейлер, в котором Стромполос удирал от огромного булыжника, еще за несколько недель до показа вызвал таковой энтузиазм, что сотки людей не смогли попасть на просмотр. На премьеру прилетели все три создателя фильма: Стромполос, ставший независящим продюсером в Лос-Анджелесе; Зала, работающий в компании, производящей компьютерные игры во Флориде; и Лэмб, спец по аудиовизуальным эффектам в Окленде.

Трое тридцатилетних парней, которые не лицезрели друг друга много лет, были мало озадачены тем, что все стремятся узреть их детский проект. К их удивлению, на показе яблоку было негде свалиться. Зрители ощутили, что в Крисе Стромполосе, с его улыбкой всезнайки и мятой фетровой шапкой, живет дух Индианы. Они зачарованно смотрели, как ребята достоверно воспроизводили одну сцену за иной.

Практически через 20 лет с того дня, как была снята 1-ая сцена, опосля того как закончились титры и погас экран, публика четыре минутки аплодировала стоя. На последующий день Ноулз написал на собственном сайте: «Уверен, это наилучший фан-фильм, который я лицезрел. Меня приводит в восторг страсть и жертвенность, которыми заполнен каждый кадр… По-моему, конкретно таковым должен быть фан-арт… [5] Это воплощение мечты о том, на что способны киноленты.

Ребята получили стимул снять свое кино». Уиндолф из Vanity Fair вторит Ноулзу: «Нас так долго веселили, что мы в каком-то смысле достигли конца развлечений. Закормленная высокобюджетными бестселлерами публика, как никогда, готова к фильмам, сделанным любовью, а не деньгами». Было бы великолепно, ежели бы зрители всего мира могли поделить эту любовь.

Кинофильм «В поисках утерянного ковчега: адаптация» лицезрело всего несколько сотен людей. Мальчишки выросли и без боя сдались на милость федерального закона. Демонстрация работы, содержащей «очевидное сходство» с необычным фильмом, защищенным законом о авторских правах, карается тюремным заключением сроком до года и штрафом в размере 50 тыщ баксов, даже том в случае, ежели правообладатель не растерял ни цента.

К счастью, Спилберг и Lucasfilm не собираются предъявлять обвинений, но юные люди не желают искушать судьбу. Стромполос больше не раздает копии кинофильма тем, кто желает его узреть. Наиболее того, из-за опасений, что кинофильм покажется в даркнете, он просил тех, у кого остались копии кинофильма, вернуть их ему. Хохота ради Стромполос предложил Спилбергу и Lucasfilm включить их самодельный трибьют в бокс-сет DVD, выпущенный в году. Студия спасовала. Демонстрируя мне веб-сайт «Поисков», Стромполос говорит: «Мы ограничены законом.

Мы не можем показывать кинофильм как театральную постановку либо домашнее видео, так как интеллектуальная собственность нам не принадлежит». Абсурдность закона в том, что мы можем поглядеть документальный кинофильм о деле, которому предназначили себя ребята, но не можем поглядеть снятый ими кинофильм. Желаете узреть работу ребят — придется подождать до года, когда истечет срок деяния авторских прав на уникальный кинофильм ежели лишь Конгресс не продлит этот срок. Как раз к тому моменту мальчишки будут отмечать собственный 100 5-ый день рождения.

Консультант, работающий в промышленности развлечений и много лет прошлый советником топ-менеджеров компании Disney, ведает о встрече с управляющими иной большой голливудской студии, которая произошла в году. Когда он начал излагать свое мировоззрение о том, какие суровые последствия для больших компаний в промышленности развлечений будет иметь то, что люди получили возможность создавать свой медиа-контент, на лицах сидевших за столом людей нарисовалось недоумение.

В конце концов один из присутствующих директоров спросил: «Что делали люди, когда не было телевидения? Взрослеющее на данный момент поколение юных людей предпочло бы глядеть цифровые киноленты, снятые ими самими. Им увлекательнее побывать в своем мире, чем в том мире, который сконструировал для их Голливуд. В мире Голливуда все по-прежнему. А за пределами Голливуда происходят вещи поинтересней. Дети берут в руки электронные устройства и записывают собственные киноленты и видеоролики.

Кто-то делает из телешоу и кинофильмов, сделанных медиа-гигантами, фан-версии и записывает их на DVD. Остальные пишут новейшую музыку на компе в собственной спальне. Третьи оттачивают мастерство цифровой фото, а четвертые употребляют камеры, интегрированные в мобильные телефоны и остальные устройства, чтоб явить всему миру свои фото либо самопальную философию. С тех пор как Крису Стромполосу было 10, мир поменялся.

Кинофильм, на съемки которого когда-то было потрачено семь лет, сейчас, возможно, при наличии юношеского задора можно снять за одно лето. Кинофильм, для которого когда-то было необходимо драгоценное и громоздкое оборудование и проф монтажная студия, сейчас может быть сделан с помощью ручной камеры и индивидуального компа.

Так как оборудование стало дешевле и проще в использовании, тот метод повествования, который так подкупает в «Поисках», — упорство, страсть, неудержимое любопытство — стал всераспространенным в нашей культуре. Такие личные творения напоминают нам, что склонность к сочинению историй и творчеству свойственна людской природе, хотя эти инстинкты очень нередко угнетались в эру лентяев и против воли скармливаемого медиа-контента.

Это не значит, что Стромполос со товарищи и остальные независящие творческие коллективы сумеют побороться за средства MGM, Disney либо Paramount. Детям с камерами в руках, журналистам сетевых изданий и доморощенным музыкантам, у которых есть лишь Powerbook от Apple, не получится убить студии, звукозаписывающие компании, телесети, книжные издательства и компании, разрабатывающие видеоигры.

Не поймите превратно: медиа-контент, сделанный личными лицами, дополнит, но не заменит старенькую потребительскую и медиа-культуру. Большая часть людей продолжит потреблять продукты, сделанные медиа-корпорациями. Для сотворения качественного медиа-контента нужны время, талант, усердие и средства.

Но сейчас этого недостаточно. В большом и малом люди начали пренебрегать масс-медиа и писать либо составлять из сэмплов свою цифровую музыку, создавать видеодневники, видеоролики, интернет-дневники и красивые сайты — другими словами, личный медиа-контент. Время от времени эти работы совсем оригинальны; может быть, там были применены чужие приемы и идеи, но никакой музыки, видео либо фото, изготовленных иными людьми.

Время от времени они представляют собой гибрид либо коллаж, собранный из кусочков обычных медиа, перемешанных с материалами, сделанными юзером, либо скомбинированных необыкновенным методом и преобразованных во что-то новое. Зарождается что-то новое. Хотя их никто не воспринимает серьезно, фанаты и любители [] экспериментируют с новенькими методами передачи инфы, развлечений и общения друг с другом.

Именуйте это как хотите: личные медиа, открытые медиа, низовые медиа либо самодельные медиа, — в любом случае все сводится к творческому вовлечению людей в «большую» культуру. Другие глядят, читают, внимают и потребляют, — говорит первопроходчик мультимедийных технологий Марк Кантер, один из основоположников софтового гиганта Macromedia.

Любительское видео, цифровая фото, записи в интернет-дневниках на интересующие темы — все это виды творчества. И они развиваются». 1-ая причина — развитие технологий. Индивидуальные компы — повсюду комп есть в 2-ух из 3-х американских домов , и они стали так сильными, а проф программное обеспечение получило такое обширное распространение, что большая часть людей знакомо с инструментами цифрового творчества как со своими пятью пальцами.

2-ая причина — коммуникации. Умные поисковые системы и форумы различных сообществ разрешают единомышленникам сотрудничать и обмениваться идеями, которые когда-то были доступны лишь тем, кто получал драгоценное особое образование. Но возможно, существует наиболее глубочайшая причина развития личного медиа-контента: рвение возвратиться к истокам и, быть может, юнговская коллективная память о тех временах, когда истории имели силу, а творческое самовыражение не было преимуществом 1-го класса.

В истории населения земли был непродолжительный период, когда массовая культура оттеснила все другие. Нас каким-то образом уверили, что только немногие особые люди владеют достаточным талантом и воображением. Но на данный момент этому пришел конец: массовой культуре и культуре взаимодействия придется налаживать отношения. Это до чертиков стращает медиа-компании, до сих пор сопротивляющиеся тому, чтоб общество прямо влияло на культуру». Фундаментальные различия 2-ух видов медиа предвещают не одну битву и разъясняют, почему медиа-гиганты до сих пор не оценили будущих перемен.

Старенькые, возникшие в промышленную эру медиа-компании основаны на экономике конвейерной ленты. Широковещательные медиа передают свои программы массовому потребителю по односторонним каналам, для что употребляется модель контента «один размер для всех», удовлетворяющая массовый спрос.

Зрители практически не воспринимали роли в разработке контента. Некие писали письма редактору. Остальные звонили на телевидение, когда закрывали их любимое шоу. Но горе тому ренегату, который отважится употреблять цитату из песни, кинофильма, телешоу, журнальчика либо книжки в собственной своей работе. То, как юристы, специализирующиеся на авторских правах, играют в свою возлюбленную игру, фактически не дает конкурентам шанса добраться до финала.

Добавим в уравнение разрушительный эффект, который оказывают личные медиа в информационную эру. Аналоговый мир давным-давно привык к ровненькому ландшафту масс-медиа, неподвижным объектам и прогнозируемым атомам, сейчас же мы плывем по бурному морю из фактически нескончаемого числа бит. Цифровые инструменты разрешают людям, присоединенным к Сети, создавать качественные материалы, многократно копировать их и распространять по всему миру.

Сотки миллионов людей стремятся выйти в Сеть не поэтому, что информация, которую можно там отыскать, наиболее надежна хотя это может оказаться правдой , а поэтому, что нас завлекают средства, которые разрешают обыденным людям высказать свое мировоззрение. В этом новеньком пространстве, где информация движется в обе стороны, мы не просто можем выбрать один из 100 либо двухсотен каналов — мы можем выбирать из миллиона тематических каналов.

В этом королевстве роль средств играют интерактивность и персонализация. Согласно старенькой парадигме, вы не могли быть частью масс-медиа. По словам Шигеру Миагава из МТИ, сейчас все иначе: «В случае личных медиа вы постоянно находитесь снутри медиа, так как обладаете возможностью контролировать свою точку зрения».

Правила и публичные характеры, сопутствующие творческой переработке и распространению инфы в цифровую эру, напротив, еще чрезвычайно изменчивы. Есть и наиболее глубочайшие различия меж личными и традиционными медиа. Личные и традиционные медиа — это не параллельные вселенные, а два пересекающихся мира, имеющихся в одной вселенной.

Личные медиа не могут не испытывать влияния поп-культуры. Массовая культура снабжает нас кирпичиками для строительства собственного контента. В зарождающейся цифровой культуре грань меж тем, что мы формируем из собственных материалов, и тем, что мы заимствуем, нередко стирается. Так как все больше медиа-контента существует в цифровом виде, такие консистенции стают быстрее правилом, ежели исключением. Субботней ночкой в клубе Roxy, расположенном в Нижнем Манхэттене, худощавый темноволосый виджей, одетый в широкие джинсы и стильно болтающуюся на теле футболку, оценивает танцпол.

Этнически разнородная масса юных грамотеев перебирает ногами в такт биту драм-энд-бэйса, а те, кому уже исполнился 21 год, толпятся у бара с запредельно дорогими напитками. Пока азиатские мальчишки с дредами и девченки в простых прозрачных топиках и шапках Kangol пляшут у сцены, виджей зажигает сигарету и запускает биг-бит на звуковой системе Phazon.

Нежданно в два летящих над пульсирующей массой проекционных экрана размером четыре на 6 футов ударяет волна картинок. Последующие три часа LCD-проектор гонит китчевые иллюстрации нашей культуры. Экран быстро заполняют брейкдансеры х годов. Фред Астер совершает неудобные движения, ускоряясь и замедляясь в такт синкопированному ритму. Видеоряд завораживает.

Сразу милый и абсурдный, он отлично соответствует духу и ритму сцены. Руки рассекают воздух, на полу вертятся брейкдансеры, и всем сиим заведует тощий виджей Бруно Леви, создающий вечеринку из неописуемых звуков и сцен, тем самым устанавливая невидимый контакт с посетителями клуба и делая их переживания практически магическими. Нарисованные мелом фигуры, герои японского аниме, сцены из старенькых телешоу и черно-белых кинофильмов и Фред Астер, вновь и вновь передвигающий ногами в такт музыке, — изображения объединяет вольный и сумасшедший установка.

Позднее я задал Леви вопросец о незаконном использовании кадров из голливудских кинофильмов. Леви нередко заглядывает в «Blockbuster» [6] и выходит оттуда с 2-мя либо 3-мя дюжинами кинофильмов, фрагменты которых он позднее склеивает при монтаже.

То, что на данный момент происходит, стало вероятным благодаря технологиям. Творческое развитие в искусстве, музыке и культуре вообщем происходит лишь тогда, когда все копируют друг друга». Заимствование — освященный веками и общепринятый элемент творческой традиции. Живописец обучается, подражая мастерам.

Музыкант находит свой глас и стиль, имитируя остальных музыкантов. Неопытные режиссеры копируют манеру Спилберга, Кубрика, Куросавы и Кассаветеса. Такое явление, как фан-арт, прославляет поп-культуру, присваивая ее достижения: юные люди публикуют фан-комиксы, заимствующие изображения, защищенные законом о авторских правах; зрители располагают на интернет-сайтах рассказы о новейших приключениях героев наиболее 5 сотен телешоу; фанаты «Звездных войн» сняли наиболее четырехсот любительских версий саги и распространяют их в Сети.

Каждую ночь в клубах диджеи и эмси каждый раз заного микшируют нелегальные цифровые копии хитов из Top Бруно Леви и его коллеги по аудиовизуальному цеху стоят на переднем крае конфигурации дела к личным медиа, но и южноамериканский средний класс не очень от их отстает.

Когда в аналоговом мире мы приносим домой виниловую пластинку и проводим пальцами по ее бороздкам либо читаем книжку и перелистываем ее странички, тактильные чувства молвят нам, что мы владеем данной нам записью либо книжкой. И в определенном смысле так и есть: мы можем занять книжку, перепродать пластинку, отдать их друзьям либо подарить библиотеке. На данный момент, когда через наши дома проходит поток цифрового медиа-контента, мы желаем закрепить эти материальные дела.

Когда на нашу местность попадает статья широковещательных СМИ, мы начинаем считать ее собственной собственностью. Музыка на наших плейерах iPod, телевизионные шоу, которые мы записываем на TiVo, музыкальные клипы, записанные на портативные видеоплейеры, киноленты, которые мы смотрим на DVD, — мы верим, что все эти частицы цифровых медиа принадлежат нам в полном смысле.

Сейчас осталось сделать только маленькой шаг к желанию сделать ремикс на скопированную композицию. Почти все захочут записать музыкальные клипы на свои портативные видеоплейеры. Нам также может пригодиться добавить «собственные» фрагменты кинофильмов с Брэдом Питтом либо Кэмерон Диаз на DVD, который мы готовим ко дню рождения друга. Кому-то может потребоваться выслать новость либо рецепт из кулинарного телешоу на иной конец городка родственнику либо на иной конец планетки другу.

Проще говоря, конфигурации технологий сопровождаются переменами культурных норм. Специалисты по культуре Шелдон Браун и Генри Дженкинс в ряду тех, кто считает, что общество переживает поразительные конфигурации собственного подхода к медиа. Они считают, что новейшие ожидания от взаимодействия с медиа больше всего свойственны юным людям. Браун, директор Центра исследований компьютерных технологий и искусства Калифорнийского института в Сан-Диего, утверждает, что надвигающаяся война за цифровой медиа-контент является результатом масштабного перехода к новенькому набору соц норм: «Сейчас мы находимся в самом центре неразберихи, вызванной умиранием старенькой культуры и приходом на ее место новейшей, создающей новое пространство».

Много лет, будучи педагогом, он воочию следил конфигурации убеждений людей. Его выпускники — тридцатилетние люди поколения Atari. Браун говорит, что они выросли на компьютерных играх с небольшим разрешением и кабельном телевидении и жили в мире, где технологии создавались под определенные задачки. Для этих ребят масс-медиа не зависят друг от друга.

Телевидение, телефонная связь, стерео и индивидуальные компы они разглядывают как отдельные области. Собственных нынешних двадцатилетних студентов Браун обрисовывает так: «Им больше нравится мысль, что технологии повсевременно наводят беспорядок в культурной, публичной и технической областях. Это приводит их в восторг, они увлекаются и начинают экспериментировать с новенькими методами коммуникации, общения и распределения инфы — они обмениваются с друзьями текстовыми сообщениями, назначают свидания.

И все же они также разглядывают технологии как непересекающиеся области». А вот что, по словам Брауна, задумываются ученики исходной и средней школы: «Они даже не подозревают, что меж телеком и компом есть разница, что они работают по различным принципам.

Время от времени приходится разъяснять, почему они не могут включить на собственном компе Channel 3 и не могут пользоваться Google в телеке, чтоб выяснить, что на данный момент демонстрируют. Они просто не лицезреют смысла во всех этих границах и ограничениях.

Чем младше ребенок, тем легче он перемещается меж разными медиа-пространствами». Браун убежден, что традиционные формы линейного повествования не удовлетворят подрастающее цифровое поколение. Их ожиданиям предначертано поменять ту индустрию развлечений, к которой мы привыкли: «Иногда мне кажется, что лет через 30 мы будем с ухмылкой вспоминать о тех совсем разных формах медиа, которые есть на данный момент, о том, что киноленты, телевидение и видеоигры когда-то были разными сущностями.

Наиболее возможно, что наше взаимодействие с медиа-контентом будет происходить сразу в пары плоскостях. Покажется иной вопрос: применять ли этот медиа-контент сразу с 4-мя иными людьми? Глядеть ли это на экране собственного мобильного телефона либо на шестидесятифутовом экране? Все медиа будут иметь такие разносторонние возможности».

Браун замечает изменение ожиданий от медиа не лишь в собственных студентах, но и в своей семье. Он воспоминает, что первыми интерфейсами к медиа для его четырехгодовалой дочери стали компьютерная мышь и развивающие электронные книжки, а не пульт управления телевизором: «Пульт ее чрезвычайно разочаровал: он обеспечивал связь с устройством, которое не хлопотало о зрителе. Там демонстрировали достойные внимания истории и прекрасные рисунки, но не было места для нее.

Единственными способностями были переключение каналов и выключение телевизора… Телек никогда не спрашивает вас о том, что вы желаете созидать в данный момент. Он просто указывает всякую ерунду, а вы учитесь избегать рекламы и впору переключать каналы. Интерфейсы современных компов, напротив, разработаны так, чтоб дозволить для вас управлять каждым последующим действием. Мелкие малыши желают и ожидают того, чтоб на их деяния реагировали. Вот почему компьютерные игры являются для их таковым огромным соблазном.

Детки преобразуются в активных участников медиа-событий». Нетрудно представить, как на другом конце континента согласно кивает Генри Дженкинс. Управляющий Программы сравнительных исследований медиа МТИ и создатель 9 книжек о поп-культуре, Дженкинс утверждает, что с ранешнего возраста малыши в собственных фантазиях представляют, как герои, которых они лицезреют в кино и на телевидении, действуют в других ситуациях.

Они играют в компьютерные игры, наслаждаясь безраздельным контролем над персонажем. А новые компьютерные игры обеспечивают даже огромную интерактивность и обилие вариантов поведения. В Вебе они говорят собственные истории — семилетние малыши публикуют на фан-сайтах обыкновенные, но чрезвычайно достойные внимания истории о Гарри Поттере и покемонах. Дженкинс именует «Покемонов» «первой формой повествования в объединенном медиа-мире», элементы которой есть во почти всех медиа.

История может добраться до вас из разных источников: из сериалов, видеоигр, книжек, кинофильмов и игральных карт. Такие продукты промышленности развлечений, как «Покемоны» либо «Матрица», учат юных поклонников стремиться накапливать свой опыт развлечений, позволяющий им выбирать уровень погружения по собственному желанию. Когда малыши подрастают, они могут расширить собственный горизонт медиа с помощью камеры либо камеры.

Их работы могут узреть люди из хоть какого уголка планетки. Время от времени они даже получают предложения принять роль в каком-нибудь фестивале». В качестве примера дитя культуры взаимодействия Дженкинс приводит собственного отпрыска, которому 21 год. В пятилетнем возрасте Генри-младший начал говорить истории, которые его семья печатала и сохраняла на компе. Каждую историю он иллюстрировал рисунком. В течение последующих 5 лет семья распечатывала мелкие книги и посылала их по праздничкам бабушкам и дедушкам.

В большинстве историй речь шла о героях массовой культуры. Во-2-х, так мы получали представление о том, как он перерабатывает потребляемую информацию, узнавая о его ужасах и ценностях». Большая часть родителей усвоит, о чем идет речь.

Мой пятилетний отпрыск уже режиссирует домашнее видео я выступаю в качестве оператора с эпическими битвами меж героями и злодеями. Бобби — большой фанат Lego, истинной «ремиксовой» игрушки, но он находит собственных героев в масс-медиа и массовом искусстве: Могучие Рейнджеры [7] , Трансформеры [8] , Скуби Ду [9] и остальные. Для деток предшествующего поколения таковыми героями были Супермен, Зеленоватый Шершень [10] и Одинокий Рейнджер [11].

Независимо от того, как складывается наша жизнь, и от нашего статуса у нас есть общие поп-звезды и медиа-персонажи». Юные люди, в чьих руках оказываются все наиболее изощренные цифровые инструменты, могут применять элементы культурной мозаики как фундамент для своей работы: к примеру, они могут скопировать изображение либо видеоклип поп-звезды, обработать его на компе, а потом показать своим друзьям. В конце концов, медиа и есть для того, чтоб их переписывали.

Беря во внимание, что новейшие виды личных медиа нередко содержат изображения поп-фигур, которые известны каждому, и что личные лица на данный момент получили возможность распространять медиа-контент посреди широкой аудитории, у нас есть все нужное для конфликта с медиа-компаниями, заявляет Дженкинс.

Детки традиционно приходят в недоумение. Все больше людей начинает не лишь потреблять, но и создавать медиа-контент. Все больше людей отворачиваются от односторонних медиа-каналов и с головой уходят в открытые медиа-среды, такие как Веб и виртуальный мир видеоигр. Медиа-компании и их сторонники могут реагировать на это одним из 2-ух способов: сопротивляться и чинить людям преграды либо покориться ветру перемен и принять культуру взаимодействия.

Голливуд не славится теплым отношением к переменам. У истории с фильмом «Поиски утраченного ковчега: адаптация» еще сравнимо счастливый финал, ведь ни на кого не подали в трибунал и никто не получал письма о прекращении противоправных действий а это могло бы случиться, даже невзирая на то, что сам кинофильм на данный момент недоступен зрителям. Но больше всего в поздравительном письме Спилберга режиссерам-любителям поражает то, как оно особенно для Голливуда.

Нормой в битве меж промышленностью развлечений и теми, кто употребляет медиа-контент незаконным образом речь идет не лишь о пиратах, но и о ученых-новаторах, обладателях маленького бизнеса, независящих лейблах, обладателях ресторанов, художниках и обыденных людях , стали опасности и противостояние.

Ласика даркнет закон о tor browser gidra

ЗАКАЗАЛ НАРКОТИЧЕСКИЕ ВЕЩЕСТВА С ЧЕРНОГО ИНТЕРНЕТА - ЗАКАЗАЛ НАРКОТИКИ В ДАРКНЕТЕ

Моему мнению suchmaschine darknet hidra тема

ТОР БРАУЗЕР СКАЧАТЬ ДЛЯ IPHONE HYDRARUZXPNEW4AF

Ежели Ваш заказ размещен будет доставлен. Мы рады - заказ будет доставлен в пятницу. по четверг свой заказ после 13:00 в пятницу. Кабинет нашей телефону 57-67-97 до 11:00.

Сможете забрать свой заказ с 10:00 до 19:00 с пн. Ежели Ваш Вас видеть после 11:00, чтобы узнать. по четверг, или до будет доставлен пятницу.

Ласика даркнет браузер тор трешбокс hydra

⚠️ СТРАШНЫЕ ТАЙНЫ ДАРКНЕТА: КАК ЗАЙТИ В DARKNET, ЧТО СКРЫВАЕТ ТЕЛЕГРАМ, КТО СЛЕДИТ ЗА ВАМИ В TOR

Следующая статья телеграмм тор браузер hyrda

Другие материалы по теме

  • Как перевести тор браузер на русский язык попасть на гидру
  • Браузер тор айпи hydraruzxpnew4af
  • Тор браузер для виндовс 10 hudra
  • Tor browser поисковик
  • Скачать tor browser гирда
  • Включить adobe flash player в tor browser hidra
  • Только зарегистрированные пользователи могут комментировать.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *